Главная | Речь адвоката по мошенничеству

Речь адвоката по мошенничеству

И что ведь интересно, прав оказался! Что в деле доказывает и кто может толком нам пояснить, каким образом мой подзащитный обманом отбирает у потерпевшей Болич ее квартиру? Ничто не доказывает, и никто не может пояснить. А вот потерпевшая сразу становится на путь, совсем далекий от договорных обязательств.

Она 28 июля г. Но ей это безразлично. Долг она, я думаю, возвращать и не собиралась. Как пояснила нам в судебном заседании потерпевшая Болич, она должна многим и по день настоящего судебного заседания. Взяв деньги у моего подзащитного, она вернула эту сумму в виде процентов, а за пользование деньгами платить не пожелала.

Еще по теме ИЗ ЗАЩИТИТЕЛЬНОЙ РЕЧИ АДВОКАТА СМОЛЕНСКОГО М.Б. В ЗАЩИТУ ГРАЖДАНИНА ЛАПИНА:

Защита согласна, что проценты высоки, что мой подзащитный не учел рост курса доллара, кризис августа г. Налоги, проценты, долг, договорные обязательства, ставки Центробанка, курс доллара — эти термины мы слышали весь процесс из заседания в заседание. Но мы ничего не слышим об обманах, злоупотреблениях доверием и т. Есть гражданский процесс, и дело это находится и приостановлено в другом суде.

Но там гражданское дело.

Объявления

Нельзя позволить одному из участников гражданских правоотношений расправиться с другим с помощью уголовного процесса.

Правосудие осуществляется в рамках закона и обеспечивается судом, который учтет сказанное защитой и поддержит наше мнение: Более того она якобы лично с Блиновым ездила на встречу, где Блиновым была оговорена окончательная цена, а Титкина только подписала необходимые документы и получила деньги. Возникает вполне закономерный вопрос: Установить истину, при данных противоречия, возможно только выполнив требование уголовно-процессуального закона, по сопоставлению данных доказательств с иными, имеющимися в материалах уголовного дела.

Блинова к себе в офис он никогда не приглашал и к нему в офис не приезжал. Возможность приобретения акций он обговаривал с Прокопчуком оказывавшим в то время для него услуги по скупке акций. Они согласовали общую сумму сделки, остальными вопросами занимался непосредственно Прокопчук.

Ему же он передал деньги на приобретение акций, в рублях. Прокопчук показал в суде, что с Блиновым не знаком никогда не встречался и не разговаривал. Сделку по покупке акций ему предложила Титкина. Он встретился с ней и ознакомился с имеющимися у нее документами, подтверждающими ее право распоряжения акциями. Он поинтересовался у нее источником правообладания этими акциями. Титкина заверла его, что ничего криминального в этом нет.

Интерес вызывает ее объяснение: После чего он непосредственно с Титкиной оговаривал сумму сделки и форму оплаты, подписали необходимые документы. Блинов к нему в офис не приезжал и он к Блинову в офис не ездил.

Удивительно, но факт! Немного отвлекаясь от напечатанного текста, чтобы уже не возвращаться к этому вопросу, еще древнеримскими юристами было замечено, что лучше иметь свидетеля одного, который видел, чем 10 тех, который слышал.

После того как Титкина оформила все документы, через пять дней, он передал ей денежную сумму в рублях, эквивалентную 35 тыс.

Существенным противоречием, подтверждающим не соответствие показаний Титкиной действительности является ее утверждение о якобы передачи ею Блинову 36,5 тысяч долларов США, полученных ею от продажи акций. Однако Шатков и Прокопчук. Так же имеются расписки Титкиной в получении денег за проданные акции. Таким образом, в ходе судебного следствия было достоверно установлено, что показания Титкиной о причастности Блинова А.

Ни один свидетель и ни одно доказательство не подтвердило версию Титкиной о причастности Блинова А. Что же послужило причиной, толкнувшей Титкину на оговор Блинова А.

Заставить свидетеля явиться и дать показания мы, конечно, можем, но, опять же возвращаясь далеко в прошлое, к опыту опять же древнеримских юристов, позволю себе сослаться на их драгоценный опыт. Свидетель, насильно призванный свидетельствовать в суде, свидетель защиты, превращается в свидетеля обвинения.

Поэтому защита не может позволить себе принятия репрессивных мер.

Удивительно, но факт! Именно поэтому возникало столько сложностей с расследованием этого дела.

Мы можем только просить. Авторитет суда, на мой взгляд, мог бы обеспечить явку и допрос указанных свидетелей в судебном заседании, но, к сожалению, суд не был достаточно последовательным. Я надеюсь, что всё-таки какое-то стремление выслушать показания этих свидетелей у суда было. Но возможности такой нам не представилось. Я полагаю, что всё-таки суд не принял исчерпывающих мер для того, чтобы эти свидетели явились в судебное заседание и были здесь допрошены.

Отказав стороне защиты в допросе свидетелей Тригубенко, Карпушкина, Середенко, а также не приняв исчерпывающих мер для явки в судебное заседание свидетелей Бурмакина, Дегтярева, Коваленко, я считаю, что суд всё-таки существенно ограничил сторону защиты в реализации права на предоставление доказательств.

Что касается тех свидетелей защиты, которых нам удалось допросить в судебном заседании, то я убедительно прошу суд внимательно отнестись к анализу этих доказательств.

Опять же я уже знаю мнение стороны обвинения, оно было высказано в прошлом судебном заседании. Гособвинитель попросил суд расценивать показания свидетеля Дворянкиной как ложные. Я прошу суд объективно подойти к этому вопросу, поскольку считаю, что показания свидетеля Дворянкиной ничем не хуже показаний свидетеля Осипова. И проверять показания свидетеля Дворянкиной показаниями свидетеля Осипова — это в высшей степени неправильно.

Поскольку мы не можем заведомо знать, что показания свидетеля Осипова являются достоверными, а показания свидетеля Дворянкиной — нет. Если у суда найдется какой-то иной способ проверить достоверность показаний свидетеля Дворянкиной, то я очень прошу суд воспользоваться этим способом и оценить показания свидетеля Дворянкиной объективно.

Кроме этого, в заседании был допрошен свидетель обвинения Левина Лидия Николаевна. Я также прошу суд принять во внимание показания, данные Левиной, поскольку я считаю, что показания данного свидетеля ставят под сомнение утверждение потерпевшего Зебницкого о том, что деньги в сумме тысяч рублей у него требовал именно Матвеев, требовал, именно обещая содействие в деле прекращения уголовного преследования.

Я ни в коей мере не хочу сказать, что потерпевший умышленно искажает эту информацию, но целый ряд обстоятельств не позволяет усомниться в том, что потерпевший в принципе имел четкое представление о происходящих событиях. По тактическим соображениям я сейчас не буду останавливаться на этом вопросе. Дело в том, что имеется целый ряд обстоятельств, которые в силу тех причин, о которых я говорила в начале судебного заседания, я не смогла согласовать со своим подзащитным. Вопросов этих достаточно много, но я не могу сейчас в ходе судебных прений эти вопросы затрагивать, я хочу сконцентрировать внимание суда именно по той причине, что, не зная мнения своего подзащитного по данному вопросу на текущий момент, я не могу взять на себя ответственность говорить об этом в ходе судебных прений.

Но тем не менее я прошу секретаря ту часть, которую я сейчас буду говорить, записать, поскольку этого в печатном тексте моей речи нет. В своей судебной речи он говорил о том, какую опасность представляет коррупция сегодня в нашей стране. Я тоже считаю, что преступление коррупционной направленности чрезвычайно тяжким.

Это тот вопрос, о котором можно говорить долго, и решения мы не найдем. Но я считаю недопустимым бороться с коррупцией в интересах коррупционеров и способами, которые они предлагают следственным и судебным органам.

Ваша честь, вот те многочисленные нарушения, которые были допущены при расследовании уголовного дела в отношении Матвеева, все благие намерения, направленные на изобличения преступника предполагаемого, сводят к нулю, а я бы даже сказала, придают им отрицательное значение, поскольку нельзя бороться с нарушителями закона, нарушая закон.

В ходе предварительного расследования, я излагаю свое личное мнение, которое совпадает с мнением моего подзащитного. Ваша честь, уголовное дело не расследовалось.

Удивительно, но факт! Ведь раньше как было — в обязанностях МПК была доставка терминалов в регионы России, а она сдавала их в другую контору, которая сдавала их в другую контору, которая по почте пересылала их бесплатно.

Предварительное следствие называется следствием потому, что в ходе предварительного следствия следователь должен изучить все обстоятельства, оценить доказательства, и только потом сделать вывод, виновен или невиновен подозреваемый.

В данном случае всё было с точностью до наоборот. Цель была предопределена заранее. Работа следователя сводилась к тому, что под уже сложившуюся версию он просто подбирал фактические обстоятельства. Именно поэтому возникало столько сложностей с расследованием этого дела.

Хотя на самом деле особой сложности расследование не представляет. Когда следователь под конкретную версию подбирает фактический материал, это называется не расследованием дела, а его формированием. Я хочу сказать, что у меня особых иллюзий по поводу судебного следствия, конечно, не было, но хотелось всё-таки хотя бы ненамного приблизиться к объективной истине.

Хотя такой цели перед судом сейчас как бы не стоит. Но, к сожалению, все те вопросы, которые были, они не только остались, они обросли еще целым рядом других вопросов. Я хочу обратить внимание суда на то, что борьба со стороной защиты началась задолго до того, как началось судебное следствие.

Когда следователь уничтожает доказательство по уголовному делу, а его руководство не только за это его не призывает к ответственности, но еще и поощряет. Когда те структуры контроля, в том числе и судебного, никак не реагируют на нарушения в ходе досудебного производства по делу. А наоборот пытаются сделать всё, чтобы помочь следователю продолжать делать то, что он делает, это вызывает негодование.

Как говорится, от сумы и от тюрьмы никто не застрахован, но не дай Бог каждому из нас быть судимым по такому уголовному делу, которое мы имеем в отношении Матвеева. Ольга Владимировна, я вынужден. Ольга Владимировна, и хотел бы еще сделать еще одно напоминание. Таким образом, суть обвинений сводится к набору абсолютно субъективных и голословных утверждений, которыми комментируются объективно совершенные действия.

То есть пошел регистрировать фирму и это было законное действие. Но обвинение говорит, что пока он шел у него в голове был преступный умысел на мошенничество. Так докажите это нам! Вы залезли в его голову?

Как вы это узнали? Или создал предприятие без цели осуществления реальной предпринимательской деятельности. Бесспорно, что Алексей Навальный предприятие создал — это законно.

Статьи Михаила Трепашкина

У нас капитализм, хоть и феодальный. Но обвинение утверждает, что когда создавал, имел в голове умысел на противоправные цели, а не цели создания бизнеса. Опять же, представителями обвинения в ходе данного процесса это доказано не было.

В распоряжении государственного обвинения была переписка Навального, никакой прослушки нет. Каких-то показаний, которые указывали на преступный умысел тоже. Из переписки государственное обвинение ничего не процитировало, никакой каверзный вопрос не задало. Единственный вопрос по сути по переписке был задан Олегу Навальному. Прокурор спросил у него, получал ли он и отправлял ли он по электронной почте письмо, с данными по ДПР и ДЖ. Исходя из того, что это был один из немногих заданных прокуратурой Олегу вопросов, резонно было предположить, что письмо является одним из самых мощных доказательств обвинения.

Более того, Олег Навальный затруднился на него ответить, в этом осталась некая интрига, я сейчас хочу объяснить ее смысл.

Ольга Михайлова, адвокат Алексея Навального

В этот же день Олег переслал это сообщение Алексею Навальному. Причем, что важно, историю бизнеса Олега Навального, но не Алексея. В виду отсутствия каких-то показаний, отсутствия прослушки и переписки в арсенале гособвинения ничего не остаётся. Валов, ДПР и ДЖ — это есть доказательства, с точки зрения обвинения, причастности Навального к совершенным преступления.

Как любит говорить один из присутствующих здесь журналистов — не смешите наше импортзамещение. Это ничего не доказывает.

Удивительно, но факт! Согласно части 1 статьи УК РФ, мошенничеством является хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

То есть это не более чем фантазии следователя Нестерова и замгенпрокурора, который это заключение утвердил. Кроме того, обвинение настаивает на том, что преступления были совершены Алексеем и Олегом Навальным по предварительному сговору. Во-первых, я уже говорил, ни одного подтверждения предварительного сговора мы так не увидели и не услышали.

Во-вторых, для группы лиц оба брата Навальных должны были совершать объективную сторону мошенничества, то есть оба обманывать. Но этого нет даже формально в тексте обвинения. То же самое с МПК. Здесь нет ни слова про Алексея Навального.

Если брать моего клиента, то его судят за мошенничество. При этом сами же пишут, что он никого не обманывал. И при том люди приходят в суд и дают показания, что они себя не считают обманутыми. Если один человек совершает некие действия, а другой их не совершает, то речи о группе лиц по предварительному сговору быть не может.

И даже если бы, Алексей Навальный был осведомлен, что Олег совершает мошенничество, даже в этом случае, по формуле обвинения, он не его соисполнитель. Если он это знает, то речь может идти максимум о заранее не обещанном укрывательстве особо тяжкого преступления. Но поскольку у нас преступление тяжкое, то данная статья к этому случаю неприменима.

Удивительно, но факт! Как мы видим у Блинова А.

Я хотел бы отдельно остановиться на той роли, которая отведена следствием и обвинением Алексею Навальному. Это все пункты, который выполнял Навальный. Даже формально, с точки зрения той роли, которую отводит обвинение Алексею Навальному его действия не являются преступными. Также в обвинении много говорится, что сторона обвинения считает многие договоры соглашения, акты и счета фиктивными и не подлежащими исполнению на том основании, что из почерковедческих экспертиз вытекает, что на них стоят подписи не уполномоченными работниками ГПА, а другими лицами.

Отношение к экспертизам защита высказал в своих ходатайствах о признании доказательств в недопустимыми. Поэтому я сейчас не буду на этом подробно останавливаться. Но вопрос, а что если действительно часть договоров, счетов, актов была подписана не Чирковой, а другим лицом?

И в принципе ответ на этот вопрос: Даже если представит себе простой пример. Я оказываю Навальному юридические услуги, я его адвокат.

Через два года выясняется, что соглашение между нами от меня подписала моя помощница, от него его секретарша. Ну и что, это значит я его обманул на все деньги, которые он мне перечислил? А я значит лжеадвокат, который не оказывал ему услуг и здесь сидел? В цивилистике наука о гражданском праве — МЗ это называется конклюдентным действиями. То есть действия, выражающие волю на заключение и исполнение договора.

Даже если у нас с Навальным нет письменного договора, нарушили все нормы письменного договора, мы совершаем с ним конклюдентные действия. Он как минимум меня не прогоняет и платит мне деньги, а я прихожу в суд и пишу ходатайство, говорю что-то вам тут, выступая в прениях. Более того, в соответствии с гражданским законодательством несоблюдение просто общественной формы договора влечет не ничтожность договора, а лишь его оспоримость в гражданском порядке.

А если речь идет о хозяйственной деятельности, то оспоримость договора необходима в арбитражном суде. Таким образом, я считаю несостоятельными доводы обвинения, что договоры, счета и акты ГПА являются фиктивными, не заключались и неисполнимы, только в силу того, что на некоторых из них, с точки зрения экспертов ФСБ, подпись лица не соотносится с подписью этого лица. Это не делает ГПА лжепредприятием. Слово было предоставлено Плевако. Речь длилась две минуты. Но, господа присяжные заседатели, она - женщина старая, малограмотная, в часах плохо разбирается.

Мы с вами люди грамотные, интеллигентные. А как у вас обстоит дело с часами? Когда на стенных часах - 20 минут, у господина председателя - 15 минут, а на часах господина прокурора - 25 минут.

Вадим Кобзев, адвокат Алексея Навального

Конечно, самые верные часы - у господина прокурора. Значит, мои часы отставали на 20 минут, и поэтому я на 20 минут опоздал. А я всегда считал свои часы очень точными, ведь они у меня золотые, мозеровские. Так если господин председатель, по часам прокурора, открыл заседание с опозданием на 15 минут, а защитник явился на 20 минут позже, то как можно требовать, чтобы малограмотная торговка имела лучшие часы и лучше разбиралась во времени, чем мы с прокурором?

Сведений о других лицах, безусловно согласных на заключение договоров аренды по ставкам, указанным в заключении эксперта, стороной обвинения не было представлено.

Изложенное указывает о наличии предположения в предъявленном Потапову И. В части рыночной стоимости земельного участка, переданного в собственность ООО Сибирский лес, считаю важной и значимой для объективного решения позицию потерпевшего муниципального образования в лице администрации г.

Бердска, обоснованно поставившей под сомнение правильность выводов привлеченного к производству соответствующей экспертизы оценщика вследствие явного несоответствия действительной рыночной стоимости по указанным этим оценщиком основаниям, рассчитанным по несопоставимым критериям — различной размещенности сравниваемых земельных участков, их отнесении к различным городам, наличии обременений на участке, предоставленном ООО Сибирский ЕС в виде права аренды, преимущественного права арендатора на перезаключение договора аренды, сервитута.

Имеющиеся сомнения могли быть устранены путем назначения повторной экспертизы, о чем ходатайствовала представитель потерпевшего, однако в ее назначении судом было отказано, что указывает о наличии неустранимых сомнений в виновности Потапова И.

Стороной обвинения не было представлено ни одно доказательства наличия у Потапова И. Помимо прочего Пимошенко не обсуждал ни с кем вопросы связанные с банковской ячейкой.

Защита отмечает что Пимошенко никогда ничего не просил и не требовал у Чалика, не обсуждал с ним никакие денежные средства, таким образом указание на это в обвинении незаконно и не соответствует материалам дела. Москва, Международное шоссе, д. Разговаривал он со Шляпниковым.

Недвижимость

Пимошенко не касался денег вообще, более того о его осведомленности о том, что Шляпников вынес из депозитария деньги не доказано обвинением. Ни Чалик ни Шляпаников ни Пимошенко не говорят о том, что Пимошенко знал что находится в банковской ячейке. Таким образом для определения состава преступления необходимо установить собственника имущества.

Именно деньги Аэрофлота по мнению обвинителя были похищены. Однако при детальном изучении этого вопроса защита отмечает что денежные средства ОАО Аэрофлот никогда не похищались. Чалик будучи предупрежденным об уголовной ответственности по ст. Данный протокол был оглашен в судебном заседании.

Указанный расходный ордер находится на листе тома Из текста ордера следует что Чалику были выданы 10 млн.



Читайте также:

  • Коап лишение спец права
  • Образец иска в суд отцом для установления отцовства
  • 2016-2019 | Юридическая помощь онлайн.